FALERISTIKA.SU

Форум по изучению наград и истории

Часовой пояс: UTC + 2 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: ЭХО ВОЙНЫ. СПОРЫ О НАГРАДАХ
СообщениеДобавлено: Вт фев 28, 2017 9:06 pm 
Не в сети
Кавалер форумного знака

Зарегистрирован: Пн янв 11, 2010 5:26 pm
Сообщений: 1729
ЭХО ВОЙНЫ. СПОРЫ О НАГРАДАХ

А.Т. БОННЕР

Боннер Александр Тимофеевич, профессор кафедры гражданского процесса МГЮА (университет им. О.Е. Кутафина), доктор юридических наук, заслуженный деятель науки РФ.

Автор обращается к такому необычному объекту гражданских прав, как государственные награды, правовое регулирование оборота которых в России можно признать неоднозначным. Он показывает, что российское законодательство и разнородная судебная практика препятствуют реализации разумных правопритязаний наследников получателей государственных наград.

Ключевые слова: государственные награды, объекты гражданских прав, ограниченное право собственности, наследование.

Все дальше по времени уходят от нас события Великой Отечественной войны. Все меньше остается здравствующих ветеранов. Но наши воспоминания о том времени не исчезают и нередко материализуются в виде различных сохранившихся от тех огненных лет предметов материального мира - фотографий, писем, дневников, личных вещей ушедших участников войны и их боевых наград.
В последнее время в судебной практике по гражданским делам появилось относительно большое количество дел, связанных с правом граждан на обладание государственными наградами. Причем эти споры отличаются определенным разнообразием. В одних случаях наследники награжденного спорят с музеями, а порой и с иными структурами, неправомерно, по их мнению, завладевшими наградами их покойного родственника. В других наследники оспаривают друг у друга право оставить у себя соответствующие награды как память о покойном. В третьих истец, ссылаясь на то, что он забрал награды покойного, пытается представить данное обстоятельство в качестве доказательства принятия им наследства. Встречаются и дела, в которых граждане или общественные организации стараются в судебном порядке поставить вопрос о том, что определенное лицо в свое время несправедливо не было представлено к заслуженной награде.
В связи с необычностью споров о наградах, наличием пробелов и противоречий в действующем законодательстве, а также отсутствием внятных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ суды нередко допускают ошибки при разрешении такого рода дел.
Прежде всего попытаемся разобраться в правовом режиме государственных наград и употребляемых законодателем терминах. Под наградой обычно понимается нечто, выдаваемое в качестве поощрения за заслуги, отличия, в знак благодарности за что-либо. Одним из назначений награды является также предоставление особого социального статуса получившему ее лицу. В качестве награды могут выступать призы, премии, почетные грамоты, ценные подарки, почетные звания и почетные знаки. К последним относятся ордена, медали, иные знаки отличия, которые могут носиться на одежде и служить не только для украшения, но и свидетельствовать о высоких достижениях и исключительных личных качествах награжденного (его военных подвигах, трудовых достижениях или иных заслугах). По состоянию на 1 июня 2012 г. в Российской Федерации учреждены шестнадцать орденов, три знака отличия, пятнадцать медалей, пятьдесят девять почетных званий. Кроме того, у россиян и их наследников находится довольно много государственных наград СССР. Что же касается законодательства о государственных наградах, то оно имеет существенные пробелы.
На основании п. "с" ст. 71 Конституции государственные награды и почетные звания России находятся в ведении Российской Федерации. В развитие этой лаконичной конституционной нормы в настоящее время действует Указ Президента РФ от 07.09.2010 N 1099 "О мерах по совершенствованию государственной наградной системы Российской Федерации" (далее - Указ N 1099), которым утверждено Положение о государственных наградах Российской Федерации (далее - Положение, Положение о наградах).
В соответствии с п. 1 Положения государственные награды Российской Федерации являются высшей формой поощрения российских граждан за заслуги в области государственного строительства, экономики, науки, культуры, искусства и просвещения, в укреплении законности, охране здоровья и жизни, защите прав и свобод граждан, воспитании, развитии спорта, за значительный вклад в дело защиты Отечества и обеспечение безопасности государства, за активную благотворительную деятельность и иные заслуги перед государством.
Раздел IV Положения (п. п. 48 - 54) носит название "Хранение государственных наград". В частности, п. 48 установлено, что хранение государственных наград и документов к ним осуществляется награжденными лицами.
Употребляемый применительно к государственным наградам термин "хранение", на наш взгляд, является крайне неудачным и не отражает юридической сути явления. Как известно, в соответствии с нормами главы 47 Гражданского кодекса РФ по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности. Хранитель обязан хранить вещь в течение обусловленного договором срока либо до востребования ее поклажедателем, обеспечивая сохранность вещи. Договор хранения может быть возмездным. Хранитель имеет право на возмещение расходов на хранение.
Хранитель не вправе без согласия поклажедателя пользоваться переданной на хранение вещью. Он обязан возвратить ту самую вещь, которая была передана на хранение, и отвечает за ее утрату, недостачу или повреждение вещей. Вряд ли нужно доказывать, что хранение государственных наград, по существу, не имеет ничего общего с вышеприведенными правилами договора хранения.
Необходимо различать собственно награду как юридический факт конституционного права, отражающий заслуги человека и повышающий его статус, и знак этой награды в виде соответствующего предмета материального мира, например ордена или медали. Знак награды может быть утрачен, поврежден и т.п., однако статуса награжденного в целом это не меняет.
В настоящей статье, конечно же, речь идет исключительно о знаках награды. Эти знаки имеют строго определенную материальную форму, соответствующую точному описанию той или иной награды, содержащемуся в Положении. С точки зрения гражданского права такие знаки (ордена, медали и т.п.) являются не чем иным, как движимым имуществом с особым статусом. Особенности правового статуса награды как имущества заключаются в следующем.
Награжденный имеет пожизненное право владеть и пользоваться этим имуществом в соответствии с его специфическим назначением. В определенных, строго ограниченных законом случаях с соблюдением соответствующей процедуры он имеет право распорядиться этим имуществом - по договору дарения передать награду или награды в государственный или муниципальный музей. В то же время такое имущество не может быть завещано, передано наследникам других очередей, включено в наследственную массу.
Впрочем, законодательством о наградах предусмотрены отдельные ситуации, когда такого рода ограничения по существу снимаются. В соответствии с п. 53 Положения лица, награжденные государственными наградами, выезжающие из Российской Федерации, имеют право вывозить эти награды при наличии удостоверений к ним. Это же право предоставлено и наследникам умершего награжденного, выезжающим из России на постоянное жительство. Они имеют право вывозить государственные награды по предъявлении документов, подтверждающих их права на указанные награды. В случае вывоза государственных наград за пределы РФ в связи с выездом на постоянное жительство самого награжденного или его наследников государственные награды России или СССР по существу превращаются в обычное движимое имущество, правовой режим которого определяется гражданским законодательством соответствующей страны.
Каким образом можно охарактеризовать гражданско-правовой режим государственных наград? Исходя из систематического толкования норм Положения о наградах и ГК РФ, О.Е. Блинков делает однозначный вывод о том, что государственная награда передается награжденному в собственность, в результате чего он может совершать, например, договор дарения полученной награды (государственным и муниципальным музеям) <1>.
--------------------------------
<1> См.: Блинков О.Е. Наследование государственных наград, почетных и памятных знаков // Наследственное право. 2010. N 4. С. 24.

С нашей точки зрения, в связи с наличием в российском законодательстве ряда жестких ограничений, запрещающих награжденному распоряжаться полученной им наградой (продавать, дарить и т.п.), не вполне корректно говорить здесь о праве собственности.
Ведь лицо, которое владеет и пользуется определенным имуществом, но не в состоянии в полной мере им распорядиться, вряд ли может быть признано собственником в буквальном смысле этого слова. По сути, это близкий к праву собственности институт, регулируемый несколькими смежными отраслями права, прежде всего конституционным и гражданским правом. Термина, который бы адекватно отражал такого рода правовое явление, на сегодняшний день ни в законодательстве, ни в правовой литературе не существует. На наш взгляд, более точно правовой режим наград отражали бы термины "квазисобственность" или "ограниченное право собственности". Разумеется, о терминах можно подумать и поспорить.
В ГК РФ имеется ст. 1185, именуемая "Наследование государственных наград, почетных и памятных знаков". Однако название этой статьи не вполне соответствует ее содержанию: исходя из буквы п. 1 государственные награды, которых был удостоен наследодатель и на которые распространяется законодательство о государственных наградах Российской Федерации, не входят в состав наследства. Но далее из текста названной нормы, по существу, следует нечто иное. Вводя запрет на наследование государственных наград, п. 1 ст. 1185 ГК РФ со ссылкой на "открытый бланк" в виде законодательства о государственных наградах тем не менее допускает передачу указанных наград после смерти награжденного другим лицам. Согласно п. 50 Положения в случае смерти награжденного государственные награды, а точнее, их знаки и документы к ним хранятся у наследников. И только при отсутствии наследников государственные награды и документы к ним подлежат возврату в Администрацию Президента РФ.
Пункт 72 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" воспроизводит сформулированное в п. 1 ст. 1185 ГК РФ общее правило о том, что государственные награды в состав наследства не входят. В то же время, по сути, своеобразные исключения из этого правила, содержащиеся в законодательстве о наградах, Пленум не воспроизводит и не комментирует.
Поскольку Положение не определяет срока, в течение которого награды хранятся у наследников, совершенно очевидно, что речь идет о пожизненном хранении. Положение также не определяет судьбы этих наград после смерти наследников награжденного: исходя из житейских реалий после их смерти награды де-факто остаются у "наследников наследников" и хранятся ими как память об их выдающемся предке.
Есть основания полагать, что термин "хранение", употребляемый в Положении применительно к наследникам награжденного, является эвфемизмом слова "наследование", по сравнению с которым он более нейтрален по смыслу и эмоциональной нагрузке. По сути, государственные награды переходят по наследству. Недаром же в ряде пунктов Положения употребляется термин "наследники" (п. п. 47, 47.1, 50 - 51 и 53). Вряд ли стоит говорить, что употребление этого слова вне ситуации с открывшимся наследством бессмысленно. Однако переход государственных наград по наследству характеризуется определенными особенностями и ограничениями.
Таким образом, толкуя п. 1 ст. 1185 ГК РФ в системе с п. п. 47, 47.1, 50 - 51 и 53 Положения о наградах, необходимо сделать следующий вывод. Несмотря на достаточно жестко сформулированное в п. 1 ст. 1185 ГК РФ правило о том, что государственные награды не входят в состав наследства, фактически, пусть и с определенными ограничениями и особенностями, они по наследству все-таки переходят. В данном случае речь идет о той части наград, которую законодатель обозначил весьма неудачным, сложным и по сути тавтологичным термином "государственные награды, на которые распространяется законодательство о государственных наградах Российской Федерации". Кстати сказать, этот термин, кроме как в ст. 1185 ГК РФ, в каких-либо иных нормативных актах не употребляется и в этом смысле является уникальным. Впрочем, в п. 2 той же статьи содержится его антоним - "государственные награды, на которые не распространяется законодательство о государственных наградах Российской Федерации". Эти награды, а также почетные, памятные и иные знаки, в том числе награды и знаки в составе коллекций, входят в состав наследства и наследуются на общих основаниях, установленных Кодексом.
Что же следует понимать под "государственными наградами, на которые не распространяется законодательство о государственных наградах Российской Федерации"? С нашей точки зрения, здесь необходимо обратиться к ст. 3 Указа N 1099, которой установлено, что юбилейные медали Российской Федерации, награды, учреждаемые федеральными органами государственной власти и иными федеральными государственными органами, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, общественными и религиозными объединениями, не являются государственными наградами Российской Федерации.
Чтобы до конца определиться с кругом государственных наград, на которые распространяется соответствующее законодательство РФ, необходимо вспомнить правило, сформулированное в п. 14 Положения о наградах: на граждан РФ, удостоенных государственных наград СССР, распространяются правила, предусмотренные законодательством РФ и самим Положением. Другими словами, правовые режимы государственных наград России и СССР являются аналогичными. Толкуя норму, сформулированную в ст. 14 Положения, в системе с правилом, содержащимся в ст. 3 Указа N 1099, необходимо сделать следующий вывод. Юбилейные медали СССР, награды, учреждавшиеся союзными и республиканскими министерствами и ведомствами, общественными и религиозными объединениями, не являются государственными наградами СССР. Следовательно, на граждан, удостоенных таких наград, не распространяются правила, предусмотренные законодательством о государственных наградах. И в отношении этих наград применяются общие правила наследования имущества.
В чем же заключаются особенности наследования государственных наград, на которые распространяется законодательство о государственных наградах РФ? Применительно к данным отношениям законодатель не применяет термина "наследование", ограничиваясь терминами "наследники" и "хранение". Однако трудно обозначить существо общественных отношений, связанных с переходом какого-либо имущества после смерти гражданина к близким ему людям, иначе как наследованием. Разумеется, здесь идет речь о наследовании, но наследовании ограниченном, усеченном, если не сказать ущербном.
Исходя из логического толкования п. п. 47 и 50 Положения в системе с п. 1 ст. 1185 ГК РФ, можно прийти к выводу о том, что государственные награды могут унаследовать исключительно наследники первой очереди - пережившие умершего награжденного его супруг (супруга), родители и дети. По смыслу закона здесь неприменимы правила ГК РФ о наследовании по праву представления, о призвании к наследованию наследников последующих очередей, а также правила о наследовании по завещанию. Думается, что все перечисленные чрезмерно жесткие ограничения излишни, поскольку на практике они порой приводят к различным трудно разрешимым коллизиям.
Обратимся к анализу судебной практики разрешения споров о наградах. Из числа нескольких уже сложившихся подвидов дел такого рода мы рассмотрим лишь два: споры наследников с различными музеями и органами военного управления, а также споры наследников между собой. И та, и другая категории дел порой разрешаются с многочисленными ошибками.
Так, к Миллеровскому краеведческому музею, ссылаясь на его незаконный отказ в возврате орденов и медалей награжденного лица, обратились с иском дочери умершего награжденного.
Основываясь на том, что награды были переданы музею без согласия всех наследников награжденного и что у музея, таким образом, отсутствовали основания для их хранения, истицы просили суд обязать музей передать им на ответственное хранение ордена и медали умершего.
Не признавая иска, представитель музея пояснил, что награды были приняты по акту для экспонирования и хранения и внесены в книгу основного фонда. В соответствии с Положением о наградах переданные награды наследникам не возвращаются.
Миллеровский районный суд Ростовской области отказал в иске, сделав ошибочный вывод о том, что необходимости в получении согласия наследников на передачу наград в музей не было, поскольку истицы, заявляющие об истребовании имущества из чужого незаконного владения, не являлись собственницами орденов и медалей.
Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции согласился, сославшись на следующее: "Поскольку в силу п. 1 ст. 1185 ГК РФ государственные награды, которых удостоен наследодатель и на которые распространяется законодательство о государственных наградах Российской Федерации, не входят в состав наследства, так как находятся в ведении Российской Федерации, а следовательно, не могут быть объектом частной собственности, суд пришел к правильному выводу об отказе в иске об истребовании имущества из чужого незаконного владения" <2>.
--------------------------------
<2> Определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 25.03.2013 по делу N 33-3455.

Между тем п. 50 Положения о наградах устанавливает порядок передачи государственных наград умершего ветерана его наследниками в музей, который подразумевает совершение ряда последовательных действий, имеющих значение юридических фактов конституционного и гражданско-правового характера:
1) наследник (наследники) награжденного подают письменное заявление на имя руководителя государственного или муниципального музея с просьбой о приеме на постоянное хранение и для экспонирования государственных наград и документов к ним. Передаваемый материал должен быть перечислен попредметно с указанием номеров государственных наград, а также точных данных документов к ним. Кроме того, в заявлении должна содержаться информация о награжденном: фамилия, имя, отчество (полностью), даты рождения и смерти, краткие биографические данные. Заявление должно быть подписано всеми наследниками, либо к заявлению одного из них должно быть приложено письменное согласие всех остальных на передачу наград;
2) заявление наследника (наследников) рассматривается в установленном порядке соответствующей комиссией музея. Решение о приеме предлагаемых к передаче наград и документов к ним оформляется протоколом, содержащим обоснованную аргументацию целесообразности приема наград с учетом их музейного и культурно-исторического значения. При этом составляется опись наград и документов к ним;
3) сопроводительное письмо с приложением к нему протокола заседания комиссии музея, списка наград и документов к ним, ксерокопии заявления наследника представляются на согласование в вышестоящий орган музея по подчиненности. Последний, в свою очередь, должен направить документы в Комиссию при Президенте РФ по государственным наградам для принятия решения о передаче предлагаемых наследником наград и документов к ним на постоянное хранение в музей. В представлении должно быть обязательно оговорено, что в музее имеются надлежащие условия охраны и сохранности государственных наград и документов к ним;
4) в случае получения соответствующего разрешения Комиссии музей оформляет акт о принятии государственных наград на постоянное хранение и для экспонирования и направляет экземпляр этого акта в Администрацию Президента РФ <3>.
--------------------------------
<3> См.: Блинков О.Е. Указ. соч. С. 25.

Вернемся к обстоятельствам анализируемого дела. Как было установлено судами обеих инстанций, ходатайства музея о передаче наград, поддержанного органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, в данном случае не имелось. Акт о принятии государственных наград на постоянное хранение и для экспонирования музеем в Администрацию Президента РФ не направлялся. Государственные награды были переданы в музей без документов на них, что противоречит не только Положению о наградах, но и самому статусу государственных наград. Не имелось и согласия на передачу наград в музей двух дочерей награжденного.
Впрочем, в судебной практике встречаются и правильно разрешенные судами споры наследников награжденного с государственными или муниципальными музеями. Так, к Департаменту Смоленской области по культуре и областному ГУК "Смоленский государственный музей-заповедник" с иском об истребовании имущества (наград умершего) из чужого незаконного владения обратилась вдова ветерана ВОВ. По ее утверждению, награды ее мужа были переданы в Промышленный районный военный комиссариат г. Смоленска (с целью последующего музейного экспонирования), а затем и в историко-краеведческий музей без законных на то оснований (без согласия наследников награжденного). В момент рассмотрения дела награды находились на временном хранении в ОГУК "Смоленский государственный музей-заповедник".
Решением Ленинского районного суда г. Смоленска иск был удовлетворен. Суд пришел к выводу, что передача наград в музей документально не была зафиксирована и соответствующим договором не оформлялась, а передача их в военный комиссариат без указания срока фактически свидетельствовала о вступлении сторон в правоотношения, связанные с хранением имущества. Между тем в соответствии со ст. 424 ГК РСФСР лицо, сдавшее вещи на хранение, вправе в любое время потребовать их от хранителя.
Обращаясь с заявлением о возвращении наград, истица также указывала на ненадлежащие условия их хранения в музее, влекущие возможность их утраты. В соответствии с п. 14 Положения о государственных наградах РФ (утв. Указом Президента РФ от 02.03.1994 N 442) государственные награды не могут находиться на хранении в музеях, не обеспеченных необходимыми условиями их хранения. По указанным причинам суд апелляционной инстанции решение Ленинского районного суда г. Смоленска оставил без изменения, а апелляционную жалобу Департамента Смоленской области по культуре без удовлетворения <4>.
--------------------------------
<4> Определение судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 05.06.2012 по делу N 33-1721.

Сходными были и обстоятельства следующего дела. После похорон П.А. Козлова, удостоенного государственных наград, партийный организатор колхоза, в котором работал покойный, взяла его награды для организации при правлении колхоза музея им. П.А. Козлова. Однако в итоге музей организован не был и награды были переданы в Кашинский краеведческий музей, а позднее - в Государственное учреждение культуры "Тверской государственный объединенный музей" (далее - ГУК "ТГОМ") на основании того, что сыновья награжденного якобы отказались от их хранения.
На неоднократные просьбы сына П.А. Козлова о возврате принадлежавших его отцу наград ГУК "ТГОМ" отвечало отказом. В итоге Ю.П. Козлов обратился к музею с иском, полагая, что принадлежавшие отцу награды и документы к ним находились у ответчика незаконно. Никто из наследников от хранения наград не отказывался, и потому в силу ст. 301 ГК РФ награды должны быть истребованы в его пользу из чужого незаконного владения как единственного здравствующего наследника.
Удовлетворяя иск в основной его части, суд сослался на следующее.
На момент передачи наград П.А. Козлова в Кашинский краеведческий музей действовало Общее положение об орденах, медалях и почетных званиях СССР, утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 03.07.1979 N 360-X. В соответствии со ст. 37 названного Положения ордена, медали СССР, нагрудные знаки к почетным званиям СССР умерших награжденных граждан и награжденных посмертно, а также документы об их награждении оставлялись или передавались их семьям для хранения как память. С согласия наследников умершего его награды и документы о награждении по решению Президиума Верховного Совета СССР, Президиумов Верховных Советов союзных, автономных республик, исполкомов краевых, областных Советов народных депутатов могли быть переданы для экспонирования и хранения музеям.
Действующее в настоящее время, в том числе на момент рассмотрения дела, Положение о наградах, утв. Указом N 1099, по существу содержит аналогичные правила.
Таким образом, принадлежавшие П.А. Козлову государственные награды и документы к ним могли быть переданы в музей только (а) по решению Президиума Верховного Совета СССР либо исполкома областного Совета народных депутатов, а в настоящий момент - по решению Комиссии при Президенте РФ по государственным наградам, и (б) лишь при наличии соответствующего согласия его наследников. Суду не представлено доказательств того, что уполномоченными на то органами принимались решения о передаче спорных государственных наград для хранения или экспонирования, равно как и доказательств, с достоверностью подтверждающих наличие согласия наследников П.А. Козлова на такую передачу.
Согласно ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Если имущество приобретено безвозмездно у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях (п. 2 ст. 302 ГК РФ).
Исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что принадлежавшие П.А. Козлову государственные награды были безвозмездно получены ответчиком от парторга колхоза, не имевшей права их отчуждать. Суд пришел к выводу, что государственные награды П.А. Козлова находятся во владении ответчика незаконно и должны быть переданы его наследнику, т.е. истцу <5>. Решение суда представляется верным. Нам остается лишь добавить, что положения ст. 301 и п. 2 ст. 302 ГК РФ в данном случае были применены судом по аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ).
--------------------------------
<5> См.: решение Кашинского городского суда Тверской области от 27.02.2012 по делу N 2-59/2012.

Порой наследники лиц, награжденных государственными наградами, либо лица, считающие себя таковыми, обращаются с исками к органам военного управления о передаче им на хранение боевых наград. Так, С.С. Андреев обратился в Магаданский городской суд с иском к Военному комиссариату Магаданской области о выдаче боевых наград его отчима - умершего ветерана Великой Отечественной войны П.П. Костина.
Магаданский городской суд в удовлетворении иска отказал. Судебная коллегия по гражданским делам Магаданского областного суда оставила это решение без изменений, сославшись, в частности, на следующее. В соответствии с п. 1 ст. 1185 ГК РФ государственные награды, которых, по утверждению истца, был удостоен наследодатель и на которые распространяется законодательство о государственных наградах РФ, не входят в состав наследства. Передача указанных наград после смерти награжденного другим лицам осуществляется в порядке, установленном законодательством о государственных наградах РФ.
Судебная коллегия отметила, что в силу п. 47 Положения о наградах, утв. Указом N 1099, государственные награды и документы к ним лиц, награжденных посмертно, передаются (вручаются) для хранения супруге (супругу), отцу, матери, сыну или дочери награжденного лица. Иные родственники не отнесены к числу имеющих право на получение государственных наград умерших. С.С. Андреев является пасынком П.П. Костина, на основании чего Коллегия сделала вывод о том, что в рассматриваемом случае к возникшим отношениям неприменимы правила ГК РФ о наследовании и что правовые основания для передачи истцу на хранение государственных наград, которых был удостоен П.П. Костин, отсутствуют <6>.
--------------------------------
<6> Решение Магаданского городского суда Магаданской области от 08.09.2011 по делу N 2-3590/11.

Еще более многочисленными, разнообразными, а порой и драматичными являются споры о наградах, возникающие между наследниками либо наследниками и иными лицами.
Так, в Ленинский суд г. Владимира с иском к Зимину С.Г. обратился Зимин А.А., просивший разделить наследственное имущество, оставшееся после смерти его родителей Зиминых А.Т. и А.Н., и передать ему на хранение государственные награды и документы к ним, принадлежавшие его отцу Зимину А.Т.
Исковые требования в части раздела наследственного имущества были удовлетворены судом частично, а в отношении требования о передаче наград - полностью. В частности, суд процитировал ст. 1185 ГК РФ и п. п. 47 и 50 Положения о наградах, указав следующее:
"Суд учитывает, что под наследниками Положение подразумевает исключительно супруга (супругу), отца, мать, сына или дочь награжденного лица (п. 47). В силу исключения данной категории наград из наследственно-правового режима круг названных лиц следует считать закрытым, поэтому здесь неприменимы правила ГК РФ о наследовании по праву представления.
В связи с тем что Зимин А.А. является сыном награжденного лица - Зимина А.Т., а Зимин С.Г. не относится к категории лиц, уполномоченных на хранение данного вида имущества, суд полагает заявленное в данной части требование обоснованным и обязывает ответчика передать истцу ордена и медали Зимина А.Т.".
Суд обязал ответчика Зимина С.Г. передать истцу Зимину А.А. на хранение государственные награды Зимина А.Т. <7>.
--------------------------------
<7> Решение Ленинского районного суда г. Владимира от 30.11.2011 по делу N 2-2658/11.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 07.02.2012 решение районного суда в части разрешения требования о передаче на хранение наград было отменено, дело передано на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.
Каковы были причины отмены решения? Во-первых, районный суд отнес все награды, о которых возник спор, к категории государственных наград, на которые распространяется соответствующее законодательство РФ, в то время как медаль "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов" <8> и юбилейные медали не являются государственными наградами (ст. 3 Указа N 1099) и, соответственно, входят в состав наследства и наследуются на общих основаниях. Во-вторых, судом кассационной инстанции было высказано сомнение и в правильности разрешения спора в отношении государственных наград.
--------------------------------
<8> Эта медаль в свое время была учреждена самозваным Постоянным Президиумом Съезда народных депутатов СССР, которым руководила небезызвестная С.З. Умалатова. Постоянный Президиум учреждал, организовывал изготовление и по своему усмотрению раздавал награды и удостоверения к ним. Эти награды имели внешнее сходство с государственными наградами СССР и РФ, хотя таковыми не являлись.

При новом рассмотрении дела ответчик Зимин С.Г. пояснил суду следующее. Спорные награды Зиминой А.Н. не принадлежали. Ими был награжден его дед Зимин А.Т. После смерти последнего его супруга и бабушка Зимина С.Г. (Зимина А.Н.) добровольно передала ему награды на хранение. Поскольку на момент смерти Зиминой А.Н. хранителем государственных наград она не являлась, то возникший спор по существу беспредметен.
Ответчик и его представитель также заявили о пропуске истцом срока исковой давности, указав, что награжденный Зимин А.Т. умер в 2005 г., однако в течение многих лет истец не заявлял претензий относительно сложившегося порядка хранения наград.
Проанализировав обстоятельства дела в свете конституционного и гражданского законодательства, суд отказал в удовлетворении требований о передаче на хранение государственных наград, на которые распространяется законодательство о государственных наградах РФ, по следующим основаниям:
"Государственные награды Зимина А.Т. после его смерти были переданы на хранение его супруге Зиминой А.Н., которая при жизни распорядилась ими, передав на хранение своему сыну Зимину Г.А. и внуку Зимину С.Г., у которого они в настоящее время и находятся.
Суд не усматривает в действиях наследников по передаче государственных наград нарушений норм ст. 1185 ГК РФ и п. 50 Положения о государственных наградах РФ, устанавливающего, что в случае смерти награжденного лица государственные награды и документы к ним хранятся у наследников.
Доводы представителей истца о том, что Зимин А.А. является единственным прямым наследником Зиминой А.Н., суд считает несостоятельными, поскольку наследник по праву представления в силу ст. 1146 ГК РФ наследует наравне с наследниками, призванными к наследованию (здесь и далее выделено мною. - А.Б.).
Порядок хранения государственных наград, предусмотренный п. 47 Положения о государственных наградах, в данном случае неприменим, поскольку он предусматривает круг лиц, которым передаются государственные награды и документы к ним, в отношении награжденных посмертно, в то время как Зимин А.Т. был удостоен государственных наград при жизни.
Разрешая требования о передаче в порядке наследования государственных наград, на которые не распространяется действие законодательства о государственных наградах РФ, суд полагает, что в этой части обоснован довод представителя ответчика о пропуске истцом срока исковой давности.
...Кроме того, суд считает, что, поскольку коллекция орденов и медалей Зимина А.Т. была передана его пережившей супругой иным наследникам в полном составе, разделение указанных наград нецелесообразно.
Более того, государственные награды Зимина А.Т. не могут входить в состав наследства Зиминой А.Н. и по этой причине не могут быть разделены между ее наследниками, а также (быть) предметом спора о передаче их на хранение" <9>.
--------------------------------
<9> Решение Ленинского районного суда г. Владимира от 03.05.2012 по делу N 2-723/2012.

Суд апелляционной инстанции оставил это решение без изменения.
Вынесенные по настоящему делу судебные постановления весьма любопытны в ряде отношений.
Обе судебные инстанции вначале сослались на п. 1 ст. 1185 ГК РФ, предусматривающей, что государственные награды, которых был удостоен наследодатель и на которые распространяется законодательство о государственных наградах РФ, не входят в состав наследства. Значит, их передача после смерти награжденного другим лицам осуществляется в порядке, установленном законодательством о государственных наградах РФ.
Но затем, видимо, забыв о только что процитированной норме, оба суда записали, что наследник по праву представления (в данном случае - ответчик С.Г. Зимин) в силу ст. 1146 ГК РФ наследует наравне с наследниками, призванными к наследованию. При этом были неверно истолкованы нормы Положения о наградах: суды пришли к ошибочному выводу о том, что хранить государственные награды покойного могут любые его наследники, в том числе и наследники по праву представления. Между тем исходя из логического и систематического толкования норм наградного и гражданского законодательства такими "хранителями" могут быть не любые наследники, а лишь наследники первой очереди.
Достаточно сомнительным выглядит и другой вывод, к которому пришли суды: "...поскольку коллекция орденов и медалей Зимина А.Т. была передана его пережившей супругой иным наследникам в полном составе, разделение указанных наград нецелесообразно". В данном случае суды спутали две вещи. По настоящему делу не было никакой "коллекции орденов и медалей Зимина А.Т.", а был комплект наград покойного ветерана Зимина А.Т. Причем на одну часть этих наград законодательство о государственных наградах распространяется (и они не входят в состав наследства), а на другую, в частности на юбилейные медали, - нет (и они наследуются в общем порядке). Иными словами, эту "другую" часть наград суды должны были разделить между наследниками по закону, чего они не сделали <10>.
--------------------------------
<10> Определение судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 26.07.2012 по делу N 33-2182/12.

Интерес представляют обстоятельства и следующего дела. Захаренко Е.В. обратилась в Первомайский районный суд г. Владивостока с иском к Борисенко И.В. о признании за ней права на хранение государственных наград ее покойного отца. В обоснование своих требований истица пояснила, что все документы на награды хранятся у нее и что отец завещал ей все свое имущество.
Отказывая в иске, суд сослался на нормы, сформулированные в п. 1 ст. 1185 ГК РФ и п. п. 47, 50 Положения о наградах, истолковав их в системе. При этом суд пришел к правильному выводу, что в соответствии с Положением право на хранение наград покойного предоставляется исключительно супругу, родителям или детям награжденного.
Суд указал, что факт составления завещания на имя истицы и принятия ею наследства после смерти отца не является юридически значимым обстоятельством и не предоставляет ей преимуществ при разрешении вопроса о хранителе наград, в связи с чем стороны, по мнению суда, обладают равными правами на хранение наград отца.
Истицей не представлено суду доказательств, подтверждающих то обстоятельство, что ответчиком не может быть обеспечено надлежащее хранение спорных наград.
Истицей было также заявлено требование о передаче ей на хранение наград покойного, не являвшихся государственными. Однако суд отметил, что режим хранения характерен только для государственных наград, а негосударственные входят в состав наследства. В то же время иска о разделе наследства в указанной части заявлено не было, в связи с чем основания для удовлетворения исковых требований Захаренко Е.В. отсутствуют.
Суд апелляционной инстанции оставил данное решение без изменения.
Любопытны следующие рассуждения суда апелляционной инстанции. В материалах дела отсутствует свидетельство о праве на наследство, выданное истице. По словам самой истицы, свидетельство она не получала, поскольку отсутствовало наследственное имущество. Суд пришел к выводу, что при таких обстоятельствах истицу нельзя считать наследницей Борисенко В.Д., так как в права наследства она не вступила и, "следовательно, преимущественного права на хранение государственных наград, оставшихся после смерти своего отца, перед своим братом Борисенко И.В. она не имеет" <11>.
--------------------------------
<11> Определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 19.11.2012 по делу N 33-10173.

Правильность разрешения приведенного дела вызывает большие сомнения. Суд первой инстанции верно установил обстоятельства дела и сделал два принципиально важных вывода: (1) государственные награды не входят в состав наследства, и (2) стороны, являясь родными детьми покойного, обладают равными правами на хранение наград отца.
Однако, сказав "а", суд в силу неполноты правового регулирования судьбы государственных наград после смерти награжденного ими не смог сказать "б". Он не смог принять решения о разделе наград. Вместо этого в решении последовала "спасительная" ссылка на ст. 56 ГПК РФ с указанием, что истицей не представлено доказательств, подтверждающих, что ответчиком не может быть обеспечено надлежащее хранение наград их отца.
И уж совсем запутался в этом непростом деле суд апелляционной инстанции. Сославшись на то, что истица, являясь наследницей по завещанию, "в права наследства не вступила", суд сделал вывод, что преимущественного права на хранение государственных наград, оставшихся после смерти своего отца, перед своим братом Борисенко И.В. она не имеет. В связи с этим возникает вопрос: если бы она приняла наследство, у нее бы появилось преимущественное право на хранение государственных наград? Разумеется, нет, тем более что принять наследство можно и совершением фактических действий (ст. 1153 ГК РФ). Самое же главное заключается в том, что государственные награды в наследство не входят, на что достаточно ясно указал в своем решении районный суд. К этому нужно добавить следующее.
Думается, что статус государственных наград вряд ли допускает хранение знаков награды отдельно от документов на них. В данном же случае суд по существу признал допустимым раздельное хранение у разных наследников государственных наград и документов на них. На наш взгляд, такое решение вряд ли можно назвать правильным.
Любопытно и следующее дело. Чуткин Ю.С. предъявил иск к Шемяковой В.И. о признании ее недостойным наследником, признании за собой права собственности в порядке наследования и об истребовании государственных наград. Свои требования истец мотивировал тем, что как сын наследодателя и инвалид III группы он имеет право на обязательную долю в наследстве. Наследниками по завещанию являются ответчица Шемякова В.И. и ее сестра, Тимакина М.И. Наследодателю принадлежал денежный вклад, хранившийся в соответствующем отделении Сбербанка. Ответчица на основании выданной отцом доверенности после его смерти сняла со счета все денежные средства, уменьшив тем самым принадлежащую истцу долю наследства, в связи с чем следует признать ее недостойным наследником. Кроме того, умерший был награжден двумя орденами, которые без законных оснований находятся у ответчицы.
Частично удовлетворяя заявленные требования, суд сослался на следующее.
Согласно ст. 1117 ГК РФ не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.
В ходе судебного разбирательства было установлено, что при жизни наследодателя ему принадлежал денежный вклад и была оформлена доверенность на имя Шемяковой В.И. на получение денежных средств со счета, на котором они хранились. После смерти наследодателя Шемякова В.И., действуя на основании доверенности, закрыла счет, сняв с него находившуюся на нем денежную сумму.
Суд удовлетворил требования истца о признании ответчицы недостойным наследником, указав, что ответчица сняла денежные средства, входившие согласно ст. 1112 ГК РФ в состав наследственной массы, не в качестве наследника с соблюдением процедуры вступления в наследство, а на основании прекратившей свое действие доверенности, тем самым увеличив причитающуюся ей и другому лицу (Тимакиной М.И.) доли наследства и нарушив права истца как наследника по закону.
Что же касается двух орденов, которые принадлежали наследодателю и на момент рассмотрения дела находились у ответчицы, суд отметил, что согласно п. 1 ст. 1185 ГК РФ они не входят в состав наследства, поскольку на них распространяется действие Положения о наградах, и должны остаться у наследников. Учитывая, что ответчица не относилась к категории лиц, указанных в Положении в качестве наследников, которым допускается передача наград, а также признана судом недостойным наследником, суд пришел к выводу, что оба ордена должны остаться у истца, который является сыном наследодателя <12>. Данное решение представляется правильным.
--------------------------------
<12> Решение Протвинского городского суда Московской области от 12.04.2010 по делу N 2-39/10.

В анализируемой категории гражданских дел, как правило, участвуют близкие родственники. Пытаясь склонить чашу весов Фемиды в свою пользу, они нередко пытаются апеллировать не только к обстоятельствам дела и нормам права, но и к моральным установлениям. Одновременно стороны (порой не без оснований) ставят вопрос о том, что награды представляют собой не только мемориальную, но и материальную ценность. Так, братья Шульгины Н.Н. и Б.Н. после смерти отца унаследовали принадлежавшее ему имущество (земельный участок, жилой дом, автомобили и др.).
Как участник Великой Отечественной войны наследодатель был награжден орденом Красной Звезды, медалями "За освобождение Варшавы", "За взятие Берлина", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.". Имелись у него и юбилейные медали.
Полагая, что Б.Н. Шульгин не заслуживает права передачи ему вышеуказанных наград, Н.Н. Шульгин обратился в Белгородский районный суд Белгородской области с требованием передать ему перечисленные награды, оценив их стоимость в 600 тыс. руб.
Решением суда исковые требования были отклонены. Впрочем, в качестве "утешительного приза" суд в решении записал, что "оставление на хранение орденов и медалей Шульгину Б.Н. не лишает Шульгина Н.Н. права использовать ордена и медали в воспитательных целях, по согласованию с Шульгиным Б.Н."
В кассационной жалобе истец просил решение суда отменить и вынести новое решение, которым передать указанные награды в музей Белгородской области. В обоснование жалобы он указывал на то, что часть наград представляет собой памятные, почетные и другие знаки и поэтому входит в состав наследственного имущества и подлежит разделу между наследниками на общих основаниях. Оставляя жалобу истца без удовлетворения, а решение суда первой инстанции без изменения, суд кассационной инстанции, в частности, записал в своем определении следующее: ордена и медали, которыми был награжден наследодатель, передаются семье награжденного для хранения как память и не наследуются. Кроме того, суд учел, что истец, являвшийся гражданином Украины, не проживал совместно с отцом в отличие от ответчика, и посчитал более целесообразным оставить указанные награды на хранении у ответчика.
Что же касается передачи наград и орденов в музей Белгородской области, то, с учетом того что с просьбой об этом к истцу не обращался ни один музей и что вопрос с соответствующими организациями не согласовывался, судебная коллегия не имеет оснований для вынесения подобного решения, поскольку такое право предоставлено только хранителю государственных наград, в данном случае ответчику <13>.
--------------------------------
<13> Определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 30.06.2011 по делу N 33-2321.

Следует согласиться с выводом суда о том, что нельзя нарушать установленный Положением о наградах порядок передачи государственных наград в государственные или муниципальные музеи. В то же время вынесенные по данному делу судебные акты вызывают определенные вопросы. В частности, не выдерживают критики аргументы о том, что дети награжденного - российские граждане имеют преимущественное право на хранение государственных наград покойного по сравнению с его детьми - иностранцами, а также о том, что правовые споры могут разрешаться на основе соображения целесообразности.
Самое же главное заключается в следующем. По данному делу, как и по некоторым другим приведенным в настоящей статье делам, суд столкнулся с неурегулированной Положением ситуацией. Можно ли, условно говоря, делить награды ветерана, передавая их на хранение разным наследникам, или необходимо оставлять все награды одному из них? Вряд ли стоит сомневаться, что оба варианта решения данного вопроса могут иметь свои плюсы и минусы. И вряд ли оптимальный вариант может быть выработан на уровне судебной практики. Его следовало бы найти путем более детальной правовой регламентации гражданско-правового аспекта правового режима государственных наград, тем более что анализ судебной практики показывает, что споры между наследниками о праве на хранение части государственных наград в настоящее время уже не являются уникальными.
Так, Фомина Т.Н. обратилась в Луховицкий районный суд Московской области с иском к Щурову В.Н. о признании за ней права собственности на 1/3 доли наград покойного отца.

_________________
Жизнь прекрасна, рефлексы условны, а истина относительна…


Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: ЭХО ВОЙНЫ. СПОРЫ О НАГРАДАХ
СообщениеДобавлено: Вт фев 28, 2017 9:07 pm 
Не в сети
Кавалер форумного знака

Зарегистрирован: Пн янв 11, 2010 5:26 pm
Сообщений: 1729
В обоснование иска она указала, что наследниками умершего являются трое детей - сама истица, третье лицо Х. и ответчик, который после смерти отца забрал все его награды себе и не реагировал на просьбы истицы передать ей их часть.
Сославшись на ст. 1185 ГК РФ и Указ N 1099, суд сделал правильное заключение, что для разрешения данного спора необходимо определить, какими конкретно наградами был награжден покойный, и установить, на какие из них распространяется данный Указ, а на какие - нет (и какие, соответственно, наследуются на общих основаниях).
Далее суд пришел к выводу, что из представленных истицей документов достоверно установить, какие награды имелись у Н.В. Щурова, невозможно, поскольку в документах на них имелись определенные расхождения. Объяснения сторон о судьбе наград отца были диаметрально противоположными: истица утверждала, что все награды забрал ответчик, последний же сообщал, что после похорон отца все его награды он передал своей старшей сестре Т.Н. Фоминой (истице). В такой ситуации суду не оставалось ничего иного, как отказать в иске за недоказанностью. Оценив собранные и исследованные по делу доказательства, суд пришел к выводу, что истица не представила суду убедительных доказательств, бесспорно подтверждающих точный перечень наград, которых был удостоен ее отец, а также тот факт, что спорные награды находятся у ответчика <14>.
--------------------------------
<14> Решение Луховицкого районного суда Московской области от 15.10.2010 по делу N 2-708/2010-М-296/2010.

В связи с этим возникает вопрос: каким бы могло быть решение суда, если бы ответчик признал хранение им наград отца? Мог бы суд выделить истице в соответствии с заявленным ею требованием 1/3 доли наград ветерана либо счел бы это невозможным? Думается, что в условиях недостаточной правовой регламентации данного аспекта наградных отношений и то, и другое решение вопроса вряд ли могло считаться безупречным.
Весьма интересными были обстоятельства следующего дела. В течение почти шести лет (1990 - 1996 гг.) судами г. Москвы рассматривался спор членов семьи известного авиаконструктора, кавалера многих орденов, генерал-полковника авиации академика А.С. Яковлева (1906 - 1989), по завещанию которого на даче в подмосковной Жуковке должен был быть устроен дом-музей, где каждая вещь занимала бы строго определенное место. Кроме дачи, предметов антиквариата и т.д. объектом спора являлись награды А.С. Яковлева, предназначавшиеся для экспозиции будущего музея.
Согласно завещанию А.С. Яковлева его внуку должна была отойти дача со всем имуществом с оговоркой об обязанности наследника сохранять всю обстановку в точности в том виде, как она выглядела при жизни деда. Эта туманная формулировка впоследствии во многом осложнила ситуацию.
Оспаривая завещание, сын и внучка авиаконструктора (наследница по праву представления) требовали признать за каждым из них право собственности на 1/6 части наследственного имущества, в том числе дачи в Жуковке с находившимися там предметами антиквариата. Не признавая этих требований, внук академика предъявил два встречных иска к истцам по первоначальному иску, в том числе к своему отцу С.А. Яковлеву, сыну академика, с требованием вернуть государственные награды покойного, поскольку ответчик забрал их с дачи в Жуковке. Внук утверждал, что эти награды должны были стать экспонатами будущего музея, поскольку завещатель распорядился, чтобы на даче все оставалось на своих местах.
В ходе рассмотрения спора неточность формулировок завещания осложнила доказывание того обстоятельства, что воля наследодателя была направлена на передачу дачи в Жуковке и всего находившегося там имущества в собственность исключительно его внука. В связи с этим суд обратился за помощью к ученым-правоведам и сотрудникам отдела нотариата Министерства юстиции РФ. Проанализировав текст завещания, они пришли к выводу, что воля наследодателя была четко направлена на то, чтобы передать дачу со всем, что там находилось, в распоряжение внука. Последний никак не сможет сохранить все в первоначальном виде согласно воле завещателя, если не будет являться собственником дачи и всего находящегося там имущества.
После длительных судебных разбирательств Савеловский суд г. Москвы разрешил спор в пользу внука авиаконструктора, отвергнув притязания прочих наследников на дачу и антиквариат. Одновременно суд обязал сына авиаконструктора вернуть находившиеся у него государственные награды отца <15>.
--------------------------------
<15> См.: Герасимов А., Степенин М. Наследство любимца Сталина. Адвокатская практика недели // Коммерсантъ-Daily. 1996. 6 июля.

В то же время думается, что судебное решение в указанной части, отражая волю завещателя, противоречит законодательству о наградах.
По смыслу действовавшего во время рассмотрения спора Положения о государственных наградах РФ, утв. Указом Президента РФ от 02.03.1994 N 442, как и по смыслу ныне действующего Положения, наследники по завещанию (в данном случае - внук, ответчик по первоначальному иску) унаследовать эти награды не могли. Поэтому в соответствии с законом следовало оставить их сыну покойного безотносительно к заявлениям внука о том, что они должны стать экспонатами будущего дома-музея знаменитого авиаконструктора в Жуковке.
Публикация, посвященная разделу наследства "любимца Сталина", заканчивалась следующими словами: "Как уверяет теперь уже полноправный собственник Жуковки, скоро там откроется дом-музей знаменитого авиаконструктора. Но, как говорится, поживем - увидим!" <16>. К сожалению, реально что-либо "увидеть" не представляется возможным: сведений о доме-музее А.С. Яковлева в Жуковке ни в посвященной авиаконструктору литературе, ни в СМИ, ни во всезнающем Интернете на сегодняшний день не имеется.
--------------------------------
<16> Герасимов А., Степенин М. Указ. соч.

Необычными были и обстоятельства следующего дела. В январе 1994 г. скончался участник Великой Отечественной войны, генерал-полковник авиации в отставке, бывший начальник Главного штаба - первый заместитель Главнокомандующего Военно-воздушными силами Министерства обороны СССР П.И. Брайко, награжденный многими государственными наградами СССР, а также ряда иностранных государств. Будучи вдовцом, за некоторое время до смерти генерал переехал в квартиру своего лечащего врача В.В. Головиной и ее мужа. После смерти П.И. Брайко многочисленные награды покойного остались у В.В. Головиной.
Сын наследодателя, В.П. Брайко, предъявил к Головиной В.В. иск об истребовании из ее владения государственных наград СССР, которыми был награжден его отец.
Ответчица иска не признала и пояснила, что на протяжении 16 лет она ухаживала за П.И. Брайко За три года до своей смерти ветеран переехал в квартиру Головиной и ее мужа. По утверждению Головиной, наследодатель выдал ей доверенность на право пользования и распоряжения принадлежавшим ему имуществом и завещал ей все свое имущество.
Решением от 17.05.1995 Дорогомиловский суд г. Москвы удовлетворил иск полностью, сославшись на следующее. Истец являлся единственным сыном награжденного государственными наградами СССР П.И. Брайко Оказание покойному возмездной помощи по хозяйству, медицинской помощи, равно как и проживание в одной квартире с покойным, не порождает семейных отношений и не дает права на принадлежавшие покойному государственные награды. Наличие у В.В. Головиной доверенности на пользование и распоряжение принадлежавшим П.И. Брайко имуществом, как и оставленное на ее имя завещание, также не порождают права собственности на государственные награды, поскольку отчуждение их возмездным или безвозмездным способом путем мены, дарения, купли-продажи действующим законодательством запрещено.
Включение государственных наград в наследственную массу недопустимо, поскольку согласно действующему законодательству государственные награды передаются на хранение (а не в собственность) семье умершего, а при отсутствии родственников - государству.
Суд обязал ответчицу передать истцу все награды, которых был удостоен П.И. Брайко <17>. Решение суда вступило в законную силу, однако исполнено не было. Должник В.В. Головина от передачи взыскателю указанных в решении суда наград категорически отказалась, голословно сославшись на их утрату.
--------------------------------
<17> Архив Дорогомиловского районного суда г. Москвы. Дело N 2-2543/2001.

23 октября 1996 г. взыскатель В.П. Брайко скончался. Его вдова и наследница по закону Т.В. Брайко на основании ст. 207 ГПК РСФСР (ст. 203 ГПК РФ) обратилась в суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения решения и о взыскании с должницы В.В. Головиной стоимости утраченных наград согласно оценке Государственного исторического музея в сумме, эквивалентной 14450 долл.
Дорогомиловский суд г. Москвы определением от 28.09.1999 в удовлетворении заявления отказал, сославшись на то, что заявительница не представила документов, подтверждающих ее правопреемство после смерти мужа В.П. Брайко Кроме того, у покойного имелись и другие наследники (дети от других браков).
Отменяя данное определение и направляя дело на новое рассмотрение в тот же суд, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в определении от 18.11.1999 указала следующее: "Из материалов дела следует, что Т.В. Брайко состояла в браке с В.П. Брайко, проживала с ним совместно и вступила в права наследования фактически и путем обращения в нотариальную контору, где ей были выданы свидетельства о праве на наследство на автомашину и квартиру. Ссылка суда на наличие у В.П. Брайко других наследников, которые к наследству не призывались, не может служить основанием для отказа Т.В. Брайко в удовлетворении ее заявления".
Повторно рассмотрев заявление Т.В. Брайко, определением от 01.03.2000 Дорогомиловский суд вновь отказал в его удовлетворении, отметив, что "в соответствии с действующим законодательством ордена и медали не могут быть предметом гражданского оборота на территории России, о чем свидетельствуют нормы об уголовной и административной ответственности за покупку, продажу, обмен или иные возмездные сделки по отношению к государственным наградам.
...При таких обстоятельствах суд не может изменить способ исполнения на взыскание денежной суммы вместо истребования орденов и медалей, так как это имущество не может быть оценено как предмет гражданского оборота.
Кроме того, не может быть принята судом и сама оценка, проведенная Государственным историческим музеем, так как экспертизы по оценке не назначалось, эксперты об уголовной ответственности не предупреждались и неясно, чем они руководствовались при проведении оценки".
На данное определение вновь была подана частная жалоба. Удовлетворяя ее, Мосгорсуд в определении от 14.04.2000 записал: "...суд отказал Т.В. Брайко в изменении способа и порядка исполнения решения путем взыскания с В.В. Головиной стоимости указанных орденов и медалей, ссылаясь на то, что ордена и медали являются имуществом, изъятым из гражданского оборота, и оценке не подлежат.
Данный вывод сделан судом без достаточных оснований и приводит фактически к невозможности исполнить решение суда от 17.05.1995.
По настоящему спору суду следовало получить от специализированной организации экспертное заключение по оценке правительственных наград".
16 января 2001 г. Дорогомиловский суд г. Москвы вынес определение о назначении экспертизы, проведение которой было поручено члену коллегии экспертов и оценщиков ювелирных изделий и антиквариата, сотруднику Департамента по охране культурных ценностей Министерства культуры РФ Г-му.
В своем заключении эксперт Г-й, исходя из содержания драгоценных металлов, определил общую стоимость государственных наград, которыми был награжден покойный, в сумме в рублях, эквивалентной 14390 долл. Одновременно он указал, что стоимость орденов и медалей, которыми был награжден покойный П.И. Брайко, с учетом их исторической ценности увеличится приблизительно в два раза, при условии что будет документально подтверждена их принадлежность конкретному лицу. Что касается иностранных орденов и медалей, то эксперт оценил их общую стоимость в сумме в рублях, эквивалентной 1099 долл.
Рассматривая вопрос об изменении способа и порядка исполнения решения суда от 17.05.1995 в третий раз, Дорогомиловский суд г. Москвы определением от 15.10.2001 удовлетворил заявление Т.В. Брайко частично и взыскал в ее пользу с должника В.В. Головиной сумму в рублях, эквивалентную 5985 долл.
Финал же судебной эпопеи оказался довольно неожиданным. Определением Мосгорсуда от 14.11.2001 определение Дорогомиловского районного суда о назначении судебной экспертизы было отменено со следующей мотивировкой: "Согласно п. 12 Положения о государственных наградах Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 02.03.1994 N 442, ордена, медали, знаки отличия, наградные знаки к почетным званиям, а также документы к ним после смерти награждаемого остаются у наследников для хранения как память без права ношения государственных наград.
Государственные награды изъяты из гражданского оборота. Передаются наследникам награжденного как реликвия, как память, не имеют материальной ценности, в связи с чем изменить порядок исполнения решения о передаче наград на взыскание их стоимости невозможно, а потому определение суда подлежит отмене".
Таким образом, шесть с половиной лет были напрасно потрачены на судебные разбирательства и судами, и участниками процесса.
Определение Мосгорсуда от 14.11.2001 нельзя не признать ошибкой. Думается, что в данном случае в полной мере не была учтена специфика государственных наград как объекта правового регулирования. В своем определении суд кассационной инстанции сослался исключительно на правила, отражающие публично-правовой режим государственных наград.
В то же время имеется и гражданско-правовой аспект рассматриваемой проблемы. Ведь государственные награды, как правило, представляют собой предметы, имеющие материальную, культурную, историческую, художественную и иную ценность. Кроме того, суд не учел, что Положение о наградах действовало исключительно в отношении государственных наград РФ и СССР и не распространялось на иностранные награды.
Поскольку в момент рассмотрения дела суд исходил из того, что ответчица являлась наследницей по завещанию, то предъявленный к ней иск следовало удовлетворить частично, обязав ответчицу передать истцу все государственные награды СССР, которыми был награжден генерал. В собственности же В.В. Головиной как наследницы по завещанию нужно было оставить иностранные награды, которых был удостоен покойный, а также золотой значок "50 лет в КПСС". Однако спустя несколько лет при рассмотрении Басманным районным судом г. Москвы другого спора между В.В. Головиной и внуком П.И. Брайко - П.В. Брайко о признании права собственности на наследственное имущество было установлено, что завещание генерала являлось фальшивкой: подпись наследодателя в завещании в пользу В.В. Головиной ему не принадлежала, а в реестре совершения нотариальных действий отсутствовала запись о совершении этого завещания <18>.
--------------------------------
<18> Определение Мосгорсуда от 14.02.2011 N 33-3681.

Любопытно отметить, что в процессе рассмотрения споров по поводу наследства П.И. Брайко В.В. Головина постоянно меняла свои объяснения, касающиеся присвоенных ею наград. Первоначально, ссылаясь на поддельное завещание, она признавала, что награды находятся у нее, однако после удовлетворения иска сына наследодателя В.П. Брайко стала заявлять, что награды пропали. И наконец, при рассмотрении спора с внуком наследодателя П.В. Брайко почтенная дама придумала третью версию, наиболее выгодную ей по обстоятельствам этого дела. Да, действительно, она взяла себе награды П.И. Брайко и тем самым приняла наследство. Но, к сожалению, часть наград оказалась утраченной.
В конечном итоге судьба боевых наград генерала П.И. Брайко осталась неизвестной. Скорее всего, эти бесценные в историческом, мемориальном и чисто материальном плане награды так и остались у предприимчивой мошенницы, приютившей престарелого генерала.
Теперь попытаемся разобраться в более сложном вопросе: могла ли взыскатель Т.В. Брайко ставить вопрос об изменении способа и порядка исполнения судебного решения в ситуации, когда должник отказывается добровольно исполнить решение, голословно заявляя об утрате наград? Дорогомиловский суд г. Москвы в итоге ответил на него положительно, однако, сославшись на норму п. 3 ст. 1083 ГК РФ (помещенную в главу 59 ГК РФ "Обязательства вследствие причинения вреда"), уменьшил размер взыскания.
Разумеется, положения, сформулированные в п. 3 ст. 1083 ГК РФ, к настоящему делу применены были неверно, поскольку об обязательствах из причинения вреда здесь речи не шло. Но прав ли был Московский городской суд, отказавший Т.В. Брайко в изменении способа и порядка исполнения решения со ссылкой на то, что "государственные награды изъяты из гражданского оборота" и "не имеют материальной ценности"?
Думается, что подобная постановка вопроса абсолютно неверна, поскольку она совершенно не соответствует правовым и житейским реалиям.
Высокие государственные награды, которых был удостоен генерал П.И. Брайко, кроме исторической и мемориальной, имеют и сугубо материальную ценность, поскольку изготовлены с применением значительного количества драгоценных металлов. Это обстоятельство подтвердил эксперт Г-й, отметивший в своем заключении, в частности, следующие факты:
1) стоимость орденов и медалей исходя из содержания в них драгоценных металлов и иных материалов, выраженная в долларовом эквиваленте по курсу ЦБ РФ на день проведения экспертизы, составляла 14588 долл. Не вызывает сомнения, что на сегодняшний день реальная рыночная стоимость указанных наград значительно выше;
2) историческая ценность наград определяется их мемориальной стоимостью (принадлежность известному военачальнику) и редкостью. Спорные награды составляют уникальный комплект наград военачальника высшего командного состава Министерства обороны СССР - генерал-полковника авиации Брайко П.И., бывшего начальника Главного штаба - первого заместителя Главнокомандующего Военно-воздушными силами Министерства обороны СССР - и имеют высокую историческую ценность. Награды для офицеров высшего командного состава Министерства обороны СССР отливались индивидуально (вне серии), имеют особую нумерацию и относятся к разряду раритетов <19>;
--------------------------------
<19> Среди наград, о которых шел спор, были чрезвычайно редкие (ордена Суворова и Кутузова II степени) и редчайшие (ордена Суворова и Кутузова I степени) полководческие награды.
3) стоимость спорных орденов и медалей с учетом их исторической ценности увеличится приблизительно в два раза при условии, что будет документально подтверждена их принадлежность конкретному лицу. Существенно повышают стоимость указанных наград и другие факторы - коллекционная ценность, целостность коллекции, год вручения награды, количество лиц, награжденных конкретной наградой.
К выводам эксперта нужно добавить, что большинство высоких орденов, которых был удостоен покойный генерал, сделаны из драгоценных металлов (платины, золота, серебра, палладия) и, будучи государственными наградами, одновременно являются и предметами ювелирного искусства.
Как уже говорилось, ответчица В.В. Головина, голословно ссылаясь на утрату наград, отказалась передать их сыну награжденного, имевшему право на них на основании закона и вступившего в законную силу судебного решения. Если бы решение суда было своевременно исполнено, то награды покойного генерала по праву перешли бы к его сыну, а после его смерти - к наследникам последнего. Однако недобросовестная должница без каких-либо законных оснований оставила у себя имеющий материальную, историческую и мемориальную ценность комплект раритетных государственных наград СССР, изготовленных из драгоценных металлов. Следовательно, с ее стороны имело место неосновательное обогащение.
В соответствии со ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных законом. На основании ст. ст. 1104 и 1105 ГК РФ имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре. В случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.
Исходя из заключения экспертизы, назначенной в соответствии с указанием суда кассационной инстанции, с учетом реальной стоимости якобы утраченных предметов по ценам на момент проведения экспертизы суд должен был взыскать с В.В. Головиной в пользу Т.В. Брайко сумму в рублях, эквивалентную приблизительно 30000 долл. Понятно, что в настоящее время оценка вышеуказанного комплекса советских и иностранных наград была бы совершенно иной.
К сказанному необходимо добавить, что награды СССР уже давно превратились в предметы антиквариата и едва ли не свободно продаются как в России, так и за рубежом. Действующее же российское законодательство в отношении советских наград явно устарело.
Статьей 324 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за незаконное приобретение и сбыт государственных наград на территории России. Судебная практика по уголовным делам, как правило, исходит из того, что государственные награды не являются имуществом. Соответственно, хищение наград квалифицируется не в качестве кражи, а только как "незаконное приобретение государственных наград". Исходя из этого не рассматриваются и не удовлетворяются гражданские иски о взыскании стоимости таких наград.
Так, Т. был осужден за убийство, разбой, а также за незаконные приобретение и сбыт государственных наград.
"Решив убить свою бабушку С. с целью завладения деньгами, Т. пришел к ее дому, стал стучать в дверь и просить потерпевшую дать ему денег. Получив отказ, ворвался в дом, связал С., нанес ей удар топором по голове, от чего она скончалась. После этого Т. похитил деньги и имущество на общую сумму 7900 руб., а также государственные награды" (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23.01.2008 N 530-П07пр).
Из текста Постановления со всей очевидностью вытекает, что, с точки зрения Президиума ВС РФ, государственные награды имуществом не являются и оценке не подлежат. Действия же, направленные на хищение наград, квалифицированы как "незаконное приобретение и сбыт государственных наград" по ст. 324 УК РФ, санкция которой имеет скорее символический характер.
Между тем государственные награды СССР уже давно относительно свободно можно купить на черном антикварном рынке, где они продаются и покупаются по реально складывающимся ценам.
Подход к государственным наградам СССР как к предметам, не имеющим материальной ценности, порочен с самых разных точек зрения. Подобный подход к государственным наградам препятствует применению гражданско-правовых санкций к весьма распространенным в наше время случаям криминального изъятия наград у ветеранов, которые все чаще становятся жертвами разного рода преступных посягательств.
Если рассматривать государственные награды СССР в качестве хотя и весьма специфического, но имущества, то можно ставить вопрос об оценке этого имущества и компенсации причиненного вреда. Если же считать, что государственные награды - это предметы, не имеющие материальной ценности, то о компенсации вреда путем предъявления гражданского иска в уголовном процессе не может быть и речи. Думается, что вторая из приведенных точек зрения не соответствует правовым и житейским реалиям. В деле по спору с В.В. Головиной такой подход привел к серии судебных ошибок, многолетней волоките, невозможности исполнить вступившее в законную силу судебное решение и неосновательному обогащению недобросовестного должника, оказавшегося к тому же еще и мошенником.
В заключение необходимо сказать, что регулирование гражданско-правового аспекта правоотношений, связанных с хранением и передачей наследникам государственных наград СССР и РФ, требует существенной детализации и совершенствования.

_________________
Жизнь прекрасна, рефлексы условны, а истина относительна…


Вернуться наверх
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB